Митрополит Меркурий: введение ОРКСЭ - вопрос национальной безопасности

Официальный сайт Ростовской-на-Дону епархии
Митрополит Меркурий: введение ОРКСЭ - вопрос национальной безопасности
31 Августа 2012 65

– Владыка, дискуссии о преподавании Основ православной культуры продолжались без малого два десятилетия. В ряде регионов России уже есть опыт преподавания ОПК, с нового же учебного года уже во всех российских школах вводятся «Основы религиозных культур и светской этики». Расскажите, что это за предмет – плод компромисса между Церковью и светским образованием или нечто новое, отличное от ОПК?

– «Основы православной культуры» – один из шести предметных модулей этого курса (сокращенно его называют ОРКСЭ). И, что важно, предметы по православной культуре, преподаваемые уже много лет в регионах, стали предтечей не только данного предмета, но и всего курса, и все же это нечто принципиально новое.
Новизна предмета – в самом принципе его создания. Каждая страница, каждая фраза учебника, предложенного Церковью (как и других модулей), стала предметом пристального внимания и экспертизы как со стороны Министерства образования и науки Российской Федерации, так и всех традиционных конфессий. Надо было суметь рассказать о православной культуре и ее духовных основаниях языком светской школы. Хочу подчеркнуть – именно светской, а не атеистической. Многие, к сожалению, и сегодня ставят знак равенства между этими понятиями, хотя принцип светскости образования подразумевает независимые отношения органов государственной власти и местного самоуправления с религиозными организациями в области образования, недопустимость оказания идеологического давления на обучающихся в государственных и муниципальных образовательных учреждениях какой-либо одной обязательной или государственной религии или нерелигиозной (в том числе атеистической) идеологии при преподавании общеобязательных предметов и проведении воспитательной работы.

Перед нами стояла и стоит задача так рассказать о духовной культуре нашего народа, о Православии как культуробразующей религии нашей страны, чтобы дети и их родители научились видеть, что вся истинная культура нашего народа, все лучшее, что им создано, пронизано глубокими христианскими смыслами, соприкосновение с которыми возвышает человека, делает его лучше, чище, нравственнее. Неслучайно преподавание этого предмета проводится в рамках предметной области Федеральных образовательных стандартов нового поколения «Основы духовно-нравственной культуры народов России».

– Каковы итоги экспериментального преподавания нового предмета в некоторых регионах? Насколько активно в нем участвовала Церковь?

– Церковь участвовала в апробации курса на всех ее этапах, насколько было возможно. Но это участие должно быть, безусловно, еще большим. Представители Церкви должны приглашаться для подготовки учителей, экспертизы учебников и т.д. Что же касается итогов апробации, то о них неоднократно говорилось на всех уровнях – и Святейший Патриарх, и Президент России, и представители Министерства образования, и сотрудники епархиальных отделов образования в один голос подчеркивают позитивные итоги прошедших двух лет апробации курса в регионах: это и достижение взаимопонимания между государственными и религиозными структурами в области подготовки учебников и преподавателей нового курса, и большая сплоченность как внутри классов, так и между детьми и родителями в семьях, но главное – возвращение традиционных духовно-нравственных ценностей в систему отечественного образования, которые были утрачены за годы советской власти.

– Известно, что далеко не все родители однозначно относятся к данному предмету, и ряд из них предпочитают обучение детей "нейтральной" светской этике. Не станет ли этот фактор причиной разделения среди учащихся? Что лично Вы могли бы посоветовать родителям школьников, осуществляющим этот выбор?

– Единственное разделение, которое сейчас наблюдается, это разделение между семьями, которым дали свободно сделать свой выбор того или иного модуля курса, и семьями, которым навязали позицию администрации школы. Если родители хотят, чтобы их ребенок изучал светскую этику, понимая, что это не этикет, не правила, как сидеть за столом и как вести себя «в свете», а атеистическая мораль «обезбоженная нравственность», как сказал об этом святейший Патриарх Кирилл, то это их право. Но если им забыли объяснить разницу, запугали «клерикализацией» и лишили их конституционной свободы выбора, они должны помнить, что имеют право обратиться в органы управления образованием (на любом уровне, а помочь им в этом могут религиозные организации, епархиальные отделы религиозного образования и катехизации, например) и заявить о своем желании изучать тот или иной модуль.

Вопрос выбора крайне серьезный, он касается, в том числе, духовной экспансии против нашей культуры. Общество должно понять, что единственным способом борьбы с деструктивным влиянием, например, тоталитарных сект и экстремистских религиозных течений является просвещение. Введение в школах преподавания курса «Основы религиозных культур и светской этики», вопреки расхожему мнению, нужно не священникам, а тому самому обществу, которое пуще огня боится «клерикализации» и появления церковнослужителей в школах. Правильное понимание детьми, что такое православная или иная традиционная для России религиозная культура, как ничто иное убережет их от псевдорелигиозных течений, сект и откровенных ересей. Это же вопрос национальной безопасности! Православие святителя Московского Петра, преподобного Сергия Радонежского, праведного Иоанна Кронштадтского и других святых – это совсем не то, что проповедуют современные борцы с внешними атрибутами, забывающие, что враг – не в рисунках на продуктах или документах, а в сердце человека, уязвленного гордыней и своеволием. Понимание того, что свобода – это не вседозволенность, а возможность выбирать между грехом и добродетелью и пожинать плоды этого выбора, что любовь – это не распущенность, а дар Божий, что счастье – это не временный «кайф», разрушающий личность, а радость от того, что ты являешься частью Божьего мира, и можешь послужить этому миру теми дарами и талантами, которые тебе даны, что жизнь – это не временное явление, ограниченное датой рождения и смерти, что она непременно продолжится в вечности, всё это многих наших детей убережет от нравственных падений и от непоправимых бед.

– Какие ожидания связывает Церковь с введением нового предмета и существуют ли планы дальнейшего углубления преподавания православной культуры в средней школе?

– Церковь всегда все свои ожидания, любую свою деятельность связывает со спасением душ человеческих, их приближением к Богу. В рамках предмета ОПК мы раскрываем лишь культурологический аспект Православия, мы не заманиваем никого в Церковь, не учим креститься и выполнять какие бы то ни было религиозные обряды, но любой человек покривил бы душой, если бы сказал: «Моя вера – это только моя жизнь, только моя любовь, и мне дела нет до всех остальных». Мы верим, что человек, раскрывая свое сердце православной культуре, возрастая в любви к духовной традиции своего народа, к своей истории, будет отходить от всего ложного, наносного, а значит – приблизится к Истине.

Пока преподавание курса будет вестись только в 4-х классах, но результаты двух лет апробации предмета в 21-м регионе России, ясно показали всем заинтересованным сторонам, что преподавание должно быть продолжено и на других ступенях образования. Русская Православная Церковь считает, что новая предметная область была представлена по всем годам обучения в школе. Существующий формат преподавания религиозной культуры лишь в объеме 34 часов очевидно недостаточен. Для того, чтобы дети могли систематически изучать родную духовную культуру, необходим хотя бы один час в неделю по всем годам обучения не только в школе, но и в дошкольных, и в средних и высших профессиональных учебных заведениях.

Михаил Тюренков, газета "Культура"