Для начала надо всем перестать врать

Официальный сайт Ростовской-на-Дону епархии
Для начала надо всем перестать врать
30 Сентября 2019 48
Собираясь на встречу с митрополитом, готовилась, как обычно, тщательно: пересматривала интервью, писала вопросы. О многом хотелось спросить, многое узнать. Митрополит Меркурий – неординарная личность. Богатый жизненный опыт. Однако в тот день заготовленные вопросы так и остались в ежедневнике, который так ни разу и не открыла. Первые несколько минут знакомства, а дальше… А дальше зазвучало то, что обычно остается за кадром, один за другим пошли вопросы, которые чаще задаешь, оставаясь наедине с самим собою. Как говорил архимандрит Иоанн (Крестьянкин): «Нет неважных вопросов»

– Владыка, служение Богу и служение Отчизне – это категории одного порядка? На каком пути сложнее?

– Мне кажется, что служба является неотъемлемой частью служения как процесса. Служба – это выполнение своего конкретного долга в конкретное время в конкретном месте, а дальше все эти фрагменты выстраиваются в служение человека. Будь то служение Отечеству или Церкви, что в принципе одно и то же. На мой взгляд, служение священника более ответственное, нежели любое другое служение. Потому что любой другой служащий отвечает за благополучие человеческой жизни в конкретном временном промежутке, а священник отвечает за спасение души человека, за его жизнь вечную.

– Какими качествами должен обладать священник, какую иметь подготовку, чтобы быть понятым и, самое главное, принятым?

Вы знаете, всему этому научить невозможно. Мы сейчас сталкиваемся со многими вопросами изменения процесса обучения в семинариях, чтобы семинаристы, будущие пастыри получали не только знания, но и практику; чтобы они как раз и могли ответить на все эти вопросы. Поиском ответа на этот вопрос занимаются и Святейший Патриарх, и Священный Синод, и Высший церковный совет, и Учебный комитет, и ректоры духовных семинарий. Как мне кажется, прежде всего священник должен осознавать свою ответственность и чувствовать свое призвание. Если человек чувствует, что он призван к служению Богу, и несет за это служение ответственность, он найдет возможность поговорить и с младенцем, утешив его, и со стариком, и с ученым, и с простолюдином – да с кем угодно. В данном случае священник является проводником, через которого говорит Господь. Если он хорошо знает Священное Писание и Предание, для него не составит труда общаться с кем бы то ни было. Ему не нужно будет давать оценочные характеристики научно-технического прогресса, он должен определить духовно-нравственные характеристики того, что происходит, а это происходит только от веры, от чувства присутствия Бога в жизни.

– Опыт в этом случае имеет значение?

– Безусловно. Я вспоминаю своего духовного отца архимандрита Иоанна (Крестьянкина), которого многие считают прозорливым старцем. Он говорил: «Я многие, очень многие вещи говорю от своего жизненного и духовного опыта». Священник, как и любой человек, может делать ошибки, он же человек. Но у него и оценочная шкала своих ошибок другая, он их рассматривает с точки зрения духовной жизни, в которой отражается весь многовековой опыт Церкви. Когда мы читаем жития святых, это же не просто отвлеченные истории, это опыт жизни, опыт служения людям, чувство Бога. А чем опыт богообщения первых веков христианства отличается от нашего времени? Ничем. Потому что «Иисус Христос вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13:8), как говорит Священное Писание, Он не меняется. Человек может подвергаться различным внешним воздействиям, но душа по природе христианка, она тем же нравственно-духовным законам подчинена, которыми и раньше люди двигались.

– Означает ли это, что православный священник легко и просто общается и с представителями других конфессий?

– Человека перед собой надо видеть. Не мусульманина, не иудея – просто человека. Я знал многих православных священников, которых почитали и мусульмане, и иудеи; с ними общались, и у них были прекрасные отношения. Как только начинается дележка – я правоверный, а ты нет, начинаются распри. Но Господь ведь с мытарями и грешниками ел и пил. Надо одинаково относиться к людям. Много прекрасных, порядочных людей иной веры, к которым у меня огромное чувство уважения.

– Служить людям – служить Богу, правильно я понимаю?

– Конечно. А для Бога все одинаковые, Он всем хочет спасения: и мусульманину, и иудею, и неверующему человеку. Другое дело, что нам сложно с этим мириться. Знаете, иногда бывает так: встречаюсь я с человеком неверующим, и у меня внутри возникает«протестное настроение». Отчего оно возникает? Не оттого, что это человек плохой, нет; просто потому, что для христианина свойственно разговаривать с христианином, ты хочешь, чтобы этот человек спасся, ты хочешь его духовного совершенствования, а когда он не откликается на это, у тебя возникает некий диссонанс, ну как же так, ты явных вещей не видишь, ты не понимаешь каких-то вещей? Если мы не можем справиться, возникает раздражение, здесь нужно учиться себя придерживать.

– А где грань: стоит спасать человека или нет?

– А кого мы можем спасти? Мы никого не можем спасти. Спасение в руках Божьих. Полнота спасения в Его руках, не в наших заслугах, не в наших трудах. Он может спасти, а мы можем либо человеку помешать к Богу прийти, либо помочь. Конечно, некоторые считают, что они способны сделать так, что люди придут к Богу. Но мне кажется, это заблуждение. Потому что к Богу может призвать только Сам Бог. Можешь в лепешку разбиться, вывернуться наизнанку, но человека к Богу не приведешь до тех пор, пока Господь Сам не коснется человеческого сердца.

– А как это происходит, как понять, что Господь коснулся твоего сердца?

– По-разному. Это ваше личное, никто вам не скажет. У одних это происходит через образ святости, у других – через грех и покаяние, у третьих – через скорбь, у четвертых – через радость, у пятых– через искусство, у шестых – через природу. У кого как. Бывает так, что человек, совершенно никакого отношения к Богу не имеющий, вдруг впадает в грех, в глубочайшую духовную депрессию, а тут встречается ему человек, который показывает, что есть другой мир и способ его исправить. И унывающий осознает греховность своего состояния, свое падение и видит в Боге выход из этой ситуации. Господь ему протягивает руку, касается его сердца через другого человека. Так происходит зарождение в сердце веры, а дальше уже, когда начинается опыт жизни в Церкви, вера должна вызревать и переходить в уверенность.

– Встреча с Господом всегда личное. Тогда зачем нам ходить в храмы? Часто можно услышать: «Все свое ношу с собой. Храм у меня в душе». Не происходит ли здесь подмена понятий?

– Конечно. Это ложь бесовская. А что у тебя может быть внутри? Сравни твой опыт жизненный и опыт жизни Церкви. Я уже более сорока лет читаю одни те же тексты Священного Писания и каждый раз их по-новому прочитываю. Потому что нахожу новые оттенки в том, что говорил Господь, и они касаются меня по-новому, я их заново переживаю. Как человек, который не умеет ходить, может встать и пойти, ну как? Сколько ошибок может он сделать, и ведь эти ошибки могут быть трагическими, они могут привести его к смерти духовной. Можно и в школу не ходить, если человек все сам может. Чем закончится такой эксперимент? Каков будет результат? Когда человеку необходимо разобраться в жизни, то его место у раскрытого Священного Писания, в молитве, в Церкви, потому что только так он может обрести правильные ответы на вопросы своей жизни. Вновь обращаюсь к отцу Иоанну (Крестьянкину). Он говорил:«Миром правит только Промысел Божий». В этом спасение верующему человеку и в этом сила, чтобы перенести земные скорби. Бойтесь отпасть от Матери-Церкви: только она одна и сдерживает лаву антихристианского разгула теперь в мире!

– Какой Вы видите выход?

– Мне кажется, что для начала надо всем перестать врать. Посмотрите, что сегодня происходит во всем мире: процент суицида, наркомании, абортов, духовных девиаций растет полным ходом. Как обществу удержаться на краю гибели? Строгостью закона? Закон никогда никого не удержит, его всегда будут нарушать. Внутри человека должно быть стремление к небу, призыв к доброму сердцу, и это должно стать основной программой действия повсеместно. И этому не только Церковь должна учить, но и современные медиа, которые развращают людей, подталкивают человека к вседозволенности, это должны делать государство, школа, семья. Поодиночке здесь не справиться. Вот я сегодня открыл новости: девять из десяти были отрицательными. Создается негативное отношение человека к жизни: убили, обокрали, изнасиловали, расчленили, разбился, затопили, и я не знаю, что еще.

– Сейчас все больше в современном мире обнажаются язвы общества. А светлое будущее у нас есть?

– Конечно, мы же верующие люди. Светлое будущее у нас есть – «Христос воскресе из мертвых», это реальное пребывание человека со Христом и во Христе. Недавно я постригал одного молодого человека в монашество. Что такое постриг в секулярном восприятии? Это же трагедия, человек отказывается от всего, он теряет какие-то блага, возможность иметь семью, зарплату, уходит в монахи, все – крах человеческой жизни. Но…это для тех, кто смотрит извне. А для того, кто принимает этот постриг, это великая радость, его коснулся Господь. «Без веры все страшно и сама жизнь – не в жизнь», так говорил отец Иоанн (Крестьянкин).

– При условии, что все сами добровольно придут к вере?

– А зачем нам за всех отвечать? Нам бы за себя ответить. Преподобный Серафим Саровский учил: «Спасайся сам, и около тебя тысячи спасутся!». Не надо бросаться спасать всех, себя спасай. Да и как мы будем всех спасать, если мы себя-то спасти не можем? Надо поменять отношение к жизни. Начать с себя, посмотреть, какой я грешник, а потом уже на других смотреть.

– Пребывание с Господом и в Господе – это свобода?

– Конечно. Один из главных даров, которыми Господь наградил своих чад – свобода. Свобода выбора, свобода воли. Для нас свобода в секулярном звучании – это больше вседозволенность, я все могу. А свобода в Боге, это, по слову апостола Павла, когда «все мне позволительно, но не все полезно» (1Кор.6:12). Высшая свобода –это не тогда, когда ты свободен что-либо сделать, а когда можешь найти в себе силы отказаться что-либо сделать.

– Человек слаб и подвержен множеству страстей. Одна из движущих им сил – страх. Страх – это недоверие Господу?

– Страх – одна из черт нашего маловерия, нашего сомнения в Боге. Избавиться от него можно только опытом сокровенной, глубокой молитвы. Владыка митрополит Антоний Сурожский говорил: «Вы считаете, что в состоянии позаботиться о своих близких. Отдайте их хотя бы на пять минут Богу и скажите Ему: «Господи, я забочусь о них, я их люблю, они мои родные, но на пять минут я их доверяю Тебе, позаботься о них, сделай для них все, что Ты можешь сделать». Неужели вы думаете, что Господь сделает для них меньше и хуже, чем вы смогли бы сделать за эти пять минут. Очень важно уметь доверять Богу.

– Творить сердечную молитву. Что это значит?

– Святые отцы об этом говорят, ум и сердце должны вместе быть. Это когда ум опускается в сердечко. Это процесс глубокой духовной жизни, умение сосредоточиться, собрать себя воедино, всю расхлябанность пресечь, сделаться целостным и от этой целостности произнести слова молитвы. Благоговею перед тем, кто этим обладает.

– Какой самый большой опыт Ваш за годы служения?

– Ну, уж я не столько много и служу по человеческим меркам. Самый большой опыт то, что Бог нас любит. Он нас любит всегда. Почувствовать любовь Божью к себе – самый большой опыт в моей жизни; это то, с чем я столкнулся, когда только пришел мальчишкой в церковь и почувствовал любовь Небесного Отца. До сих пор ее чувствую, каждый раз, когда служу, когда молюсь, чувствую, как Бог меня любит.

– А это Бог дает каждому?

– Каждому Бог дает свое, а вот мне дал это почувствовать, я за это Бога благодарю, и мне ничего больше не надо.

– О чем мечтаете?

– Хотелось бы, когда предстану перед Господом, чтобы не было стыдно. Ведь ты же отвечаешь за тех, на кого ты руки возложил в таинстве рукоположения, кто с тобой служит; отвечаешь за то, что ты делаешь, являешься ли ты соблазном для людей или примером. Хотелось бы, чтобы я мог сказать: «Господи, вот я и дети, которых Ты дал мне (Ис. 8:18). Я их сохранил во имя Твое (Ин.17:12), делал все, что мог, чтобы они вместе со мной пришли к Тебе». Это не мечта, это внутреннее желание верующего человека.

– Долг священника – привести каждого к Богу, он перед Господом несет ответственность за каждого, кого привел. А человек понимает, что он несет ответственность?

– Священник никогда собой Бога не должен закрывать. Наше дело привести и дать возможность этого общения. Помните ответ философа Диогена Александру Македонскому, когда тот сказал: «Проси у меня чего хочешь!»? «Отойди, ты заслоняешь мне солнце», – ответил Диоген. Так вот, священник никогда не должен это солнце закрывать. Он должен быть тактичен с прихожанином, чтобы человек Бога видел, а священник всего лишь рядом. Я встречал одного человека, который подписывал в свое время какие-то документы у Святейшего Патриарха. Так вот, он подписывал так «Вашего Святейшества недостойный служка». Вот в этом понимании все укладывается правильно, в этих словах, я просто послушник, исполняю то, что мне велено делать. Священник – это служка. Мы служим престолу Божьему, и взаимоотношения Бога и человека – это личностные взаимоотношения.

– Сейчас подростки, молодежь предпочитают реальному миру мир иллюзорный, мир гаджетов. Ваше мнение на этот счет?

- Одни выпускают на компьютере религиозную литературу, другие творят безобразие. И, пользуясь одной и той же техникой, одни спасаются, а другие погибают уже здесь на земле. Воспитание необходимо, и прежде всего в семье. 

– Так что делать?

– Свидетельствовать Истину Христову. И опять вам отвечу словами Иоанна (Крестьянкина): «Мы пришли в этот мир не для того, чтобы Истина восторжествовала, но для того, чтобы свидетельствовать о ней». Торжество Истины и Правды – дело Божье, а мы должны эту Правду Божью возвещать. На телевидении, в Интернете, в семье, в школе, вот так, как мы с вами сейчас сидим и беседуем. Борьба идет за конкретного человека. Родители должны понять, что их дети – это их будущее, это их старость. Потому и воспитывать надо на живом примере.

– Владыко, а откуда тогда метания человека?

– Достоевский об этом сказал: «Сердце человеческое – поле битвы между Богом и дьяволом», вот и мечется человек туда-сюда, только от человека все зависит. А Церковь ни на кого не довлеет, она предлагает. Есть замечательные по своей глубине слова, которые обращены к человеку: «Жизнь и смерть предложил Я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Втор. 30:19). Выбор зависит от человека.

– Оглядываясь назад, от чего сердце радостью наполняется больше всего?

– От того, что Бог откликается на мои молитвы, грешника великого: слышит и откликается.

– Что хотите сказать читателям нашего журнала?

– Будьте внимательными и рассудительными, думайте о своей жизни. Все намного сложнее, чем вам кажется. Если будете думать о жизни, многое откроется.

Светлана КАЛИНИНА
Фото предоставлено пресс-секретарем Главы Донской митрополии

журнал "Служба и служение", сентябрь 2019 г.