Митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий рассказал "Российской газете" о переменах в "Софрино"

Официальный сайт Ростовской-на-Дону епархии
Митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий рассказал "Российской газете" о переменах в "Софрино"
23 Сентября 2020 251
Большинство изделий, продаваемых в российских храмах, скоро будет иметь сертификат качества.

Почему свечи коптят, куда обращаться с жалобой на бракованные церковные изделия, из какой ткани будут шить облачения для священнослужителей, "РГ" рассказал генеральный директор художественно-производственного предприятия Русской православной церкви "Софрино" митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий.


Владыка, чем "Софрино" отличается от светского завода?

Митрополит Меркурий: Таких предприятий, как "Софрино", в мире больше не существует, говорю это с полной ответственностью. Есть немало производителей различных церковных изделий. Но только в "Софрино" выпускается весь спектр того, что нужно для Церкви.

При Патриархе Пимене было обращение к государству с просьбой дать возможность построить такое предприятие. Оно создавалось в течение четырех десятилетий, Русская православная церковь в нем очень нуждалась, ведь церковная утварь не может изготавливаться в "сарае" или кустарным способом, к ней предъявляются определенные требования. Под строительство выделили огромный карьер, часть которого засыпали. Сегодня "Софрино" работает по 26 направлениям, в нем трудятся почти полторы тысячи человек.

К вашим работникам предъявляются какие-то особые требования, может ли на предприятии трудиться человек другого вероисповедания?

Митрополит Меркурий: Конечно, при приеме на работу претенденту задается вопрос о том, какую веру он исповедует. Ответ на него, как правило, всегда один - православную. Инославные к нам на работу не идут: делать что-то для церкви, не понимая, что делаешь, сложно.

Рабочий день начинается с молитвы. В заводском храме совершается молебен, который транслируется по производственному радио. Люди работают и молятся одновременно. В большие православные праздники сотрудники цехов участвуют в литургии по графику. Если говорить о текучке кадров, она есть, ведь работа на предприятии - творческая, в нее надо вкладывать душу, на что готов не каждый.


В отличие от других производителей свечи"Софрино" будут сертифицированы. Фото: Артем Геодакян / ТАСС

В "Софрино" применяются инновации, или это больше ручной труд?

Митрополит Меркурий: Ручного труда немало, но используем и современные достижения, 3D-технологии. Сейчас, например, разрабатываются новые паникадила, их каркас - из золоченой латуни, придающей прочность, а крылья изделия и свечи под лампы делаются из сверхпрочного пластика, который покрывается медью и после золотится. Благодаря этой инновации изделие получается в несколько раз легче и дешевле, чем полностью латунное или медное.

Большая часть окладов на иконы производится с помощью гальванопластики. Отмечу, что на предприятии построен самый большой в стране цех гальванопластики. Именно это позволило изготовить для Главного храма Вооруженных сил России уникальный иконостас и 22 пристенных кивота для икон. Мы стали очень внимательно следить за художественным уровнем изделий. В каждом цехе есть дизайнеры, которые изучают старинные образцы, узнают секреты мастеров прошлого и потом разрабатывают по ним новые изделия.

Есть ли у вас мастера, известные в России и за ее пределами?

Митрополит Меркурий: К этому только идем. Не знаю, почему так получилось, но долгое время, к сожалению, не организовывались авторские выставки "Софрино". В конце 90-х - начале 2000-х огромное количество храмов в стране открывалось, нужно было обеспечивать их всем необходимым. Видимо, работы у заводчан было много, об имидже никто и не думал.

Теперь будем им заниматься. "Софрино" должно стать высокохудожественным предприятием, пропагандирующим лучшие русские церковные традиции. Поэтому обсуждаем с соответствующими министерствами и ведомствами, художественными и иконописными школами вопросы подготовки кадров.

Многие считают, что продукция "Софрино" дорогая - из-за монопольного положения предприятия на этом рынке в России, а до революции, кстати, было много производств и артелей, бравшихся за изготовление церковной утвари. Будет ли так в современности?

Митрополит Меркурий: Раньше многое было не так, как сегодня. В советские и дореволюционные годы, например, индивидуальные мастерские платили налоги в государственную казну, а сейчас почти все такие мастерские работают "вчерную". "Софрино" же платит все налоги и полностью выполняет социальные обязательства в отношении своего коллектива.


При производстве церковной утварииспользуется филигранная ручная работа заводских мастеров. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Три месяца в разгар пандемии производство было закрыто, но зарплата сотрудникам и налоги перечислялись. Отмечу, что простой в работе сильно ударил по финансовому состоянию предприятия. Потихоньку выходим из кризиса.

Действительно, нам иногда ставят в вину, что наша продукция якобы неконкурентоспособна. Вопрос - с кем? В лучшем случае - с людьми, которые работают как индивидуальные предприниматели. В худшем - с теми, кто ни на каком фискальном учете не стоит. Естественно, у того, кто не платит налогов и не несет социальных обязательств, продукция будет дешевле. Но это не делает ее качественнее, а претензии, если что, предъявить некому.

Мы сами заинтересованы в демонополизации. Недавно открыли торговый дом "Софрино", с помощью которого дали людям, занимающимся изготовлением качественных церковных изделий, возможность реализовывать через нас свою продукцию.

Что же касается цен, например, на ювелирную продукцию "Софрино", здесь главный вопрос - каким образом наши изделия могут быть дешевле кустарных? Ведь сырье не в ломбарде или на черном рынке закупаем, а легально у государства по рыночной цене. И гарантируем таким образом его высокое качество.


Софринские иконописцы - продолжатели художественных традиций, заложенных Андреем Рублевым и его современниками. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

За границей, к примеру, в Иерусалиме, можно приобрести тот же нательный крестик или икону недорого, и при этом вам дадут на них сертификат. Насколько он соответствует действительности, другое дело. В российских храмах и магазинах на церковные изделия, как правило, нет таких документов.

Митрополит Меркурий: Задача, чтобы сертификаты были и у нас, поставлена. Но главное - бережно относиться к покупателю, не прикрывая красивыми сертификатами некачественные изделия, как это часто бывает за рубежом, и в России тоже. Сертификат на продукцию "Софрино" должен и будет соответствовать качеству выпускаемой продукции и информировать, из чего изготовлено изделие, что взято за образец, кто его сделал и так далее.

Возьмем для примера свечи. В некоторых храмах говорят, что они - из чистого воска. На самом деле абсолютно чистых восковых свечей нет, при их изготовлении обязательно применяются добавки, отдушки и ароматизаторы. Так, некоторые иерусалимские свечи, раз речь зашла об Иерусалиме, медом пахнут, но это не значит, что они из меда, кстати, стоят далеко не копейки.

Ответственность за продукцию огромного предприятия - тяжелый труд, но другого пути у нас нет. А то как иногда бывает: приходишь в церковную лавку, а там тебе предлагают ладан "царский", "архиерейский", "черный виноград", купишь его, а он адской бездной пахнет. Кому претензии предъявлять? Приобретено где-то за рубежом, концов не сыскать.

Исторически так сложилось, что одно время в Россию стали ввозить ладан из Греции, с Афона, так как старинный рецепт качественного русского был упущен (к счастью, не за горами его восстановление). Сначала греческий ладан был неплохой. Но, увидев, что русские покупают все без разбора, греки начали производить для нас, простите, халтуру.


Каждый сотрудник должен знать Священное Писание хотя бы на уровне воскресной школы. Фото: Михаил Терещенко / ТАСС

Вы - третий директор "Софрино" за последние полтора года, что наводит на мысль, что на предприятии - кризис. Так ли это?

Митрополит Меркурий: До меня производством руководили хорошие люди, которые правильно им занимались, но кроме него у них был свой бизнес, их направили сюда временно. Директоров ведь необязательно меняют потому, что они не справляются со своими обязанностями, а исходя из целесообразности. На мой взгляд, проблема бывших руководителей состояла не в том, что они не умели управлять "Софрино", а в том, что не так глубоко, как архиерей или священник, чувствовали потребности Церкви.

Кроме того, мне легче общаться с сотрудниками - верующими людьми, чем мирянину. Стараюсь регулярно собирать коллектив, рассказывать, куда движемся, на что нужно обратить внимание. Для этого надо построить работу предприятия так, чтобы оно работало как единое целое. Не 26 отдельных мастерских, а единый завод с общей системой учета и производственной политикой, хорошей внутренней атмосферой.

Разрабатываются пятилетние планы развития для каждого цеха, где учитывается и вопрос обучения кадров. Считаю это обязательным.

С этого года все руководители цехов обязаны повышать квалификацию по своему профилю и богословский уровень. На заводе проводятся лекции по основам православной культуры, занятия в том числе будут вести профессора Московской духовной академии. Да, академики будут читать лекции фрезеровщикам, это не блажь, а художественная необходимость. По итогам занятий сотрудники будут аттестованы. Уверен, что человек, не знающий Священного Писания хотя бы на уровне воскресной школы, не может делать качественную церковную продукцию.

Текст: Алена Ларина

Российская газета - Неделя № 214(8268)