По благословению митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия
ГлавнаяСтатьиВероисповедная политика государства и государственная правовая идеология

Вероисповедная политика государства и государственная правовая идеология

  0  фотографий
0 видео

В Конституции закреплен статус Российской Федерации как светского государства, и в ней же закреплены права граждан на свободу совести. Светское общество по своему строю характеризуется разнообразием и даже поляризацией мнений, мировоззрений и идеологий своих социальных групп, т. е. – широкой плюралистичностью. Однако, несмотря на плюралистичность убеждений, в социуме, обуславливаемом рамками конкретной территории, всегда господствует одна ценностно-культурная модель, имеющая имплицитные корни в культурообразующей религии региона. Этот факт невозможно отрицать, как невозможно и разрушить традиционную культурно-ценностную модель общества, не разрушив устойчивую жизнь социума. Традиция – это «форма коллективной адаптации социальной общности к окружающей ее среде. Если уничтожить традицию, то социальный организм лишается своего защитного покрова и становится неизбежным процесс его гибели»[1]. Такой точки зрения придерживался Б.К. Малиновский, стоящий на вполне атеистических позициях в своих исследованиях.

Светское общество характеризуется смешением в одном регионе социальных групп с различными мировоззрениями. Кроме этого, современная ситуация отмечена повышенной скоростью миграции значительных социальных масс на территории, занятые этносом с иной культурой, иными ценностями и иными нормами поведения. В светских государствах плюрализм мнений, религий и традиций должен теоретически уравновешиваться толерантностью в обществе. Однако реальность доказывает, что теоретическая толерантность не в состоянии регулировать социальные конфликты, возникающие из-за столкновения разных ценностно-культурных моделей на одной территории, и в этой области необходимо дополнительное законодательное регулирование. Как отметил на проходившем в Донской Публичной Библиотеке Круглом столе по теме межэтнического диалога Ломакин Г. П. – начальник отдела по вопросу межнациональных отношений Правительства Ростовской Области – самая распространенная причина межнациональных конфликтов, приводящих в т.ч. к человеческим жертвам, — это разное представление о нормах поведения в быту — (курсив авт.) Со своей стороны, нам бы хотелось отметить тот аспект, что вопрос межнациональных и межэтнических отношений, это во многом, вопрос отношений межрелигиозных. А межрелигиозные отношения – это та область, которая регулируется вероисповедной политикой государства.

Как считает исследователь М.О. Шахов, «под „вероисповедной политикой государства“ понимается деятельность институтов государства, в которой объектом политического воздействия является религиозная сфера общественной жизни. …Не вся религиозная жизнь, а лишь те ее стороны, которые связаны с какими-либо аспектами политики самого государства»[2]. Вероисповедная политика подразумевает «согласование интересов верующих и неверующих граждан различных религиозных объединений, этноконфессиональных групп, достижение между ними взаимопонимания и социального компромисса ради мирного сосуществования в обществе. …Защита национально-государственной безопасности, противодействие пропаганде культа насилия и моральных норм, возражающих нравственным ценностям российского общества. …Строится на принципах (авт.) уважения культурно-национальных традиций, менталитета различных общественных групп; учет взаимосвязи национальных обычаев, традиций и обрядов с религией»[3]. Таким образом, вероисповедная политика государства направлена на поддержку стабильной и спокойной жизни общества и основывается на уважении культурно-национальных и – добавим – религиозных традиций разных социальных групп. В юриспруденции есть понятие «правовой обычай». Он отражает традиции, не зафиксированные в законодательстве, но реально практикующиеся в конкретном социуме, санкционированное государством исторически сложившееся правило поведения[4]. Вот именно этот обычай и складывала исторически культурообразующая религия региона.

В связи с этим возникает вопрос: как именно в законодательстве должны быть отражены уважение к культурообразующей религии региона, традиционной ценностно-культурной модели общества, выросшей из нее, и в какой мере они должны сопрягаться с уважением к культурно-национальным традициям, скажем, эмигрантов, которые могут вступать в противоречие с этой моделью? На чью сторону должен встать закон в случае конфликта ценностно-культурных моделей социальных групп? Что он должен защитить – ценности большинства или ценности многообразных меньшинств в случае их конфронтации? В чем должна проявляться толерантность – в терпимости большинства к меньшинствам или наоборот?

Подыскивая ответы на все эти вопросы, необходимо помнить, что «вся система социальных регуляторов, определяющая запреты, предписания и дозволения, основывается на представлениях о добре и зле, о том, какие социальные явления надлежит поддерживать, а какие изживать или видоизменять, приближая к некоторому идеалу»[5]. Таким образом, в практическом законотворчестве важно четко определить, на какие представления о добре и зле, правде и лжи, нормах поведения и морали необходимо опираться, выстраивая законодательную систему. И речь тут уже настойчиво идет о создании государственной правовой идеи, которая будет отражаться в вероисповедной политике государства.

Мы считаем, что сегодня для России крайне актуально ввести в законодательство понятие «чести и достоинства культурообразующей религии региона и ее святынь» и защитить их юридически от публичного негативного отношения к ним. Мы считаем, что с этими понятиями тесно сопряжены понятия «национальное достоинство», «культурное достояние нации и цивилизации», «исторический путь народа» и т.д. Обязанность уважительного отношения к религиозным святыням, именам и символам культурообразующей религии региона должна органично войти в государственную правовую идею. На практике известно, что в некоторых регионах страны таковое уважительное отношение обеспечивается неписанными общественными традициями. Эти полезные традиции полезно закрепить и в законодательстве. Надо заметить, что публичное уважительное отношение к религиозным святыням, именам и символам культурообразующей религии региона, как к объектам культурного достояния и памятников исторического пути народа, никак не ущемляет свободу религиозных убеждений человека.

Может возникнуть вопрос – правомочно ли вообще светское государство вырабатывать правовую государственную идеологию? Мы считаем, что не только правомочно, но создание таковой строго обязательно. Так как без нее идеологический плюрализм светского государства на практике превращается в анархию полярных мнений конкретных представителей судебной власти в правовых вопросах, а теоретическая толерантность светского общества на практике становится индифферентностью к проявлениям зла в мире[6]

Но существование государственной идеологии, — и это мы особенно подчеркиваем, — правомочно только для идеологии правовых взаимоотношений человека с человеком и гражданина с государством, которая должна последовательно воплощаться в законодательстве, правительственных указах, государственных программах поддержки, в образовании и т.д. Создание государственной идеологии, затрагивающей свободу совести человека (пример – «государственный атеизм») – в светском обществе недопустимо.

«Многие исследователи отмечают неустранимость идеологии из законодательства. Так, можно утверждать, что правовая идеология может рассматриваться как иерархия именно правовых ценностей …таких, как права или обязанности человека и права или обязанности государства, формальное равенство, закон и указ, законность, право собственности, социальная справедливость и т.д. …правовая идеология основывается на определенной доктрине, правопонимании»[7]. Государственная правовая идеология, на наш взгляд, в первую очередь должна опираться на установившийся веками правовой обычай, на то «народное право», которое выросло на почве культурообразующей религии региона. И, хотя она ни в коем случае не вправе затрагивать убеждения совести человека (курсив наш – авт.), но она вправе защищать и оберегать традиционную культурно-ценностную модель общества, принятые нормы морали, поведения, воспитания и т.д. «Законы, отразившие народное право», — пишет современный исследователь, — «играют положительную роль в существовании государства. Народное право, правовой обычай – становятся в таком случае критерием справедливости закона, естественным правом»[8]. Фундамент государственной правовой идеологии – это выработанная исторической культурообразующей религиозной традицией культурно-ценностная модель, в рамках которой продолжает жить и существовать абсолютное большинство граждан – верующих и неверующих, разнонациональных носителей определенного менталитета в определенном регионе.

Мы особенно подчеркиваем важность учета именно регионального менталитета при практическом законотворчестве и в создании государственной правовой идеологии. Очень важен научный подход в определении того, какая именно культурно-ценностная модель превалирует в том или ином регионе. Эта модель и должна быть учтена и, в своих лучших проявлениях, защищена от коррозии с помощью законодательства. Ведь необходимость разработки государственной правовой идеологии обусловлена не только необходимостью обеспечения общественного порядка, но, в большей степени, необходимостью формирования и сохранения этнического самосознания, сохранения традиционных ценностно-культурных моделей, исторической традиции социума как основы сохранения нации.

Необходимо, также, исследовать вопрос о том, как можно соотнести толерантность с выработкой правовой идеологии в государстве? На наш взгляд, этот вопрос возникает при неправильном подходе к самому этому понятию. Нормой, на наш взгляд, является проявление толерантности меньшинств, вступающих в противоречие со стереотипами общественного поведения, морали, уклада жизни, к традиционному образу жизни большинства, а не наоборот. С другой стороны, необходимо в рамках законности давать простор и для людей с иными ценностно-культурными моделями. Именно создание государственной правовой идеологии, основанной на традиционных ценностях общества, и соотнесение законодательной базы с ней, позволит защитить от потрясений гражданское общество, живущее в парадигме традиционных ценностей в конкретном регионе, а также четко очертить круг законодательных уступок для людей с иными ценностными моделями.

Мы не претендуем на совершенство приведенных выше предложений и формулировок и предлагаем включиться в дискуссию по этому вопросу юристам, философам, теологам, религиоведам, правоведам и ученым других гуманитарных специальностей.  

ЛИТЕРАТУРА:

 Овчинников А. И., Мамычев А. Ю., Юшко А. В. Понимание права в системе юридического знания и государственно-правовом развитии России: монография / А.И. Овчинников, А.Ю. Мамычев, А.В. Юшко. – Ростов-н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009. – 232 с.

  1. Правовой обычай как источник права [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.grandars.ru/college/pravovedenie/pravovoy-obychay.html (дата обращения 27.06.2014). 
  2. Социальная антропология / К.В. Воденко, С.С. Черных, И.С. Самыгин. Ростов -н/Д: Феникс, 2014 – 283[1] с.
  3. Толерантность с особым цинизмом [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pravovrns.ru/?p=6193 (дата обращения 17.10.2014).
  4. Шахов М. О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2001. – 352 с.

 



[1] Социальная антропология / К.В. Воденко, С.С. Черных, И.С. Самыгин. Ростов н/Д: Феникс, 2014. С. 20.

[2] Шахов М. О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2001. С.25.

[3] Шахов М. О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2001. С. 34, 35.

[4] Правовой обычай как источник права [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.grandars.ru/college/pravovedenie/pravovoy-obychay.html (дата обращения 27.06.2014).

[5] Шахов М. О. Правовые основы деятельности религиозных объединений в Российской Федерации. – М.: Изд-во Сретенского монастыря, 2001. С.28.

[6] Толерантность с особым цинизмом [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://pravovrns.ru/?p=6193 (дата обращения 17.10.2014).

[7] Овчинников А. И., Мамычев А. Ю., Юшко А. В. Понимание права в системе юридического знания и государственно-правовом развитии России: монография / А.И. Овчинников, А.Ю. Мамычев, А.В. Юшко. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009. С. 22.

[8] Овчинников А. И., Мамычев А. Ю., Юшко А. В. Понимание права в системе юридического знания и государственно-правовом развитии России: монография / А.И. Овчинников, А.Ю. Мамычев, А.В. Юшко. – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2009. –С. 50 с.

 

Д.Л. Овчаренко

Ассистент кафедры богословия и философии

Донской духовной семинарии

892 просмотра