По благословению митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия
ГлавнаяСтатьи«С радостью иду на службу и с радостью возвращаюсь домой»: потомственный священник, полковник в отставке, клирик Михаило-Архангельского храма Новочеркасска протоиерей Леандр Кузнецов о 50 годах служения Богу и Отечеству

«С радостью иду на службу и с радостью возвращаюсь домой»: потомственный священник, полковник в отставке, клирик Михаило-Архангельского храма Новочеркасска протоиерей Леандр Кузнецов о 50 годах служения Богу и Отечеству

  0  фотографий
0 видео

«С радостью иду на службу и с радостью возвращаюсь домой»: потомственный священник, полковник в отставке, клирик Михаило-Архангельского храма Новочеркасска протоиерей Леандр Кузнецов о 50 годах служения Богу и Отечеству

Преемственность поколений

«Я из семьи священнослужителей», – так начинает свой рассказ протоиерей Леандр Кузнецов. И добавляет: «Еще я из семьи потомственных казаков». Родился в Новочеркасске, учился, ушел служить в армию, потом, после 32 лет вернулся сюда, в донские края.

Дата моего рождения — 1946 год, восьмимесячным ребенком дедушка и бабушка взяли меня к себе (родители учились), и я с ними поехал по приходам епархии.

Все мы — потомственные донские казаки. Дедушка родился в 1903 году в х. Орехов Клетского района, тогда еще Усть-Медведицкого округа Войска Донского, потом она стала Сталинградской областью, затем Волгоградской. И отец родился там же в 1924 году.

Семья была большая, около 40 человек. У нашего рода были земли. По преданию, мой предок за войну 1812 года получил офицерский чин, а по тем временам, кто получал офицерский чин, тому давалось дворянство и земли. Отец моего прадеда продал их своей сестре, как-то   так получилось. Как только дедушка подрос, было принято решение ехать учить его в Новочеркасск.

Приехав туда, материальных средств уже осталось немного, ведь семья большая, и имущество было разделено на всех. Прабабка работала уборщицей в Атаманском дворце (у генерала Каледина в кабинете убирала). Она рассказывала мне обо всех революционных событиях, о которых в школе нам совершенно не так рассказывали. Прадед работал в Музее донского казачества истопником. И вот они дедушку учили в духовном училище, а затем в духовной семинарии.

Мой дедушка, Петр Кондратьевич, рукоположен был в сан диакона, а затем в сан священника.

На фото: дедушка и отец протоиерея Леандра Кузнецова

К 1917 году мой дедушка, Петр Кондратьевич, окончил духовное училище и учился в семинарии. В 1920 году белая армия отступала, один из командиров полков был двоюродный брат Петр Егорович Селиванов, и дедушка с ним отступил на правах адъютанта. Они отступали с Крыма — Турция, Сербия, Чехословакия. Когда разрешили возвратиться на Родину (многие остались за границей, потому что боялись, что расстреляют) он возвратился, женился, рукоположен был в сан диакона и священника. В 1970 году, на 50 лет служения, дедушка был награжден Патриаршей грамотой. Начал мой предок служение в родном хуторе Орехово. Поначалу пришлось очень туго: пришли «красные» родственники, обложили налогом, пришлось продать свой дом, но все равно денег не хватило и дедушку посадили в тюрьму.

Что касается жизнедеятельности, то в семье никогда об этом не рассказывалось. Это связано с тем, что было преследование КГБ и детям старались ничего не говорить, чтобы не проговорились. Поэтому знаю из отрывков. Далее дедушку послали на стройку Сталинградской АЭС: там таскал землю, занимался разной работой. Ведь грамотных тогда мало было, и его поставили учетчиком, или, на сегодняшний манер, прорабом – человеком, который в чем-то   разбирался. В общем, грамотный нужен был. Примерно 2-3 года там был.

Он возвратился, продолжил служить во славу Божию. В 30-е годы стал протоиереем и благочинным города Калач-на-Дону. Недавно мне один из старейших священников протоиерей Александр Минин передал дедушкин крест с надписью.

В 1934 году был благочинным и получил наградной крест. В конце 30-х годов храмы закрывали, и они переехали обратно в Новочеркасск. Тут тоже все храмы были закрыты, и Петр Кондратьевич стал работать, семью же надо как-то   было кормить. Его нашли соответствующие органы, предъявили требования об измене Родине. Отец рассказывал, ему тогда было 13 лет, он собирал альбом, было много фото. Они, представители власти, всё порвали. Обидно было отцу, ведь он только начал фотографировать и собирать фото, поэтому чуть не набросился на кгбиста.

Затем дедушку заключили в тюрьму г. Каменска, где он просидел примерно 2 года. В это время прабабушка написала письмо Калинину, и где-то   через год пришла амнистия. Его освободили и послали служить в станицу Мелиховскую (уже перед войной).

1941 год: нужно попа расстрелять

Началась война. 41 год. В то время собирались «тройки» — три человека, которые подписывали протокол – расстрелять. Немцы подходят к Мелиховке: нужно попа расстрелять. Повели его к берегу Дона. Солдат оказался верующим человеком. Он говорит: «Батюшка, ты плавать умеешь? –Конечно, умею, я же донской казак. – Давай раздевайся и плыви. Я скажу, что ты убегал, и стрельну несколько раз в воздух, а ты не показывайся». Так он и спасся.

Службу в храме разрешили — так и служил

Затем пришли румыны, а они были православные. Службу в храме разрешили — так и служил. Так сложилось, что половина семьи была в Новочеркасске, а половина – в Мелиховке. На выходных дедушка приезжал в город, продукты привозил.

Стоит отметить, что в нашей семье всегда была лошадь. Он едет на повозке, и рота румын идет. Старший командует: «Равнение налево!» Честь отдают. Это у них так заведено было.

На фото: лошадь и повозка семьи Кузнецовых

Отец, Петр Петрович Кузнецов, пошел в армию служить, вернулся раненый, награжден орденами и медалями. Женился в Мелиховке. В 1946 родился я, как уже отмечено, меня взяли дедушка с бабушкой. Дед тогда был благочинным Новошахтинского благочиния, потом родился младший брат. Я так к родителям и не вернулся.

Дед совершал своё служение в Новошахтинске, Крюково, ст. Егорлыкской, Обливской (в школу я там пошел), Константино-Еленинском, Александро-Невском, Михаило -Архангельском храмах. С этим храмом связана судьба нашей семьи: дедушка, отец служили там, и я служу. Начинал петь в этом храме в правом хоре, альтом (мне было тогда 10 лет) и учился музыкальной школе по классу скрипки.

Затем дедушку перевели в г. Аксай, там прослужил 15 лет – с 1960 по 1975. Потом умерла бабушка. Дед принял монашество – был сначала иеромонахом, потом игуменом, духовником епархии, в Аксае и умер. Ему было 72 года.

На фото: дедушка Петр Кондратьевич Кузнецов в сане игумена

Мой отец 25 лет в сане диакона

Отец после войны был рукоположен в диакона, 25 лет прослужил в Ростовской епархии: Гундоровка, Обуховка, Вешенская, Краснодонецкая, Новочеркасский собор, Михаило-Архангельский храм, Кагальник, Александровка, Аксай.