По благословению митрополита Ростовского и Новочеркасского Меркурия
ГлавнаяСтатьиИерей Михаил Гапоненко: «Молодежная работа – это постоянный поиск»

Иерей Михаил Гапоненко: «Молодежная работа – это постоянный поиск»

  0  фотографий
0 видео

В преддверии Дня молодежи мы поговорили с руководителем отдела по делам молодежи и миссионерскому служению Ростовской-на-Дону епархии, настоятелем Татианинского храма при Донском государственном техническом университете иереем Михаилом Гапоненко о проектах отдела, о задачах юных миссионеров в современном мире, об отношении молодого поколения к истории и многом другом, что волнует и объединяет православную молодежь Дона.

— Отец Михаил, охарактеризуйте современного православного молодого человека? Какие у него черты, достоинства и недостатки?

Православный молодой человек — это, собственно говоря, обычный молодой человек, внешне ничем не отличающийся от остальных молодых людей. Он также развит физически и интеллектуально в той или иной степени, он имеет жизненные цели и профессиональные перспективы, он мечтает о создании крепкой семьи, он любит свое Отечество — в общем, все так же. Но есть одна, незаметная на первый взгляд, особенность. Знаете, вот в некоторых городах в парках, в зонах отдыха, стоят самолеты — в качестве украшения или достопримечательности. Этот самолет, стоящий в парке, абсолютно такой же, как тот, который стоит в начале взлетной полосы и начинает разбег перед взлетом. Самолеты одинаковые, но второй, готовящийся взлететь — более красивый. Его красота заключена в этой готовности, в перспективе оторваться от земли и лететь. Православный молодой человек — это обычный молодой человек, но который имеет такую красоту. Она — в его поступках, в его словах, в его мыслях, во внешнем облике, в отношении к родителям, сверстникам, к другим людям, даже к недоброжелателям. Эта красота — результат действия запредельной силы самого Господа Бога. Он ведет себя так, как будто у него есть какая-то внешняя подпитка, он как будто с другой планеты, он радостный там, где обычный человек грустит, он не унывает там, где другие отчаиваются.

А еще — православный молодой человек это тот, кто этой красотой и радостью делится со всеми. Как искорка, которая воспламеняет все вокруг себя – вот таким он должен быть. Если человек таким станет в молодом возрасте, то таким он будет и тогда, когда станет более зрелым. Если у него с молодого возраста будет такая «зарядка», если он посвятит годы своей молодости на развитие этих качеств, то он станет настоящим православным христианином. Время молодости — очень ответственный период. Его можно сравнить с десятиной. Молодость – это десятая часть нашей жизни, которую нужно посвятить Богу, чтобы вся остальная жизнь сложилась так, как надо.

— Нарисуйте портрет «идеального миссионера». Какими качествами он должен обладать?

Идеален только Господь, а мы можем быть идеальными настолько, насколько стремимся Ему подражать. Миссионер – это тот человек, который изо всех сил любит людей и любит Бога больше всего на свете. Это не такой человек, который считает, что когда закончится 8-часовой рабочий день, то он перестанет быть миссионером. Это человек, который этим живет, который не может спокойно жить, пока знает, что кто-то       где-то       не имеет такой радости, которую имеет он. 

 

— Уже более трех лет вы руководите Отделом по делам молодежи и миссионерскому служению Ростовской-на-Дону епархии. Какими были для вас эти годы? Что вы открыли для себя?

Главное открытие заключается в том, что молодежная работа – это постоянный поиск. Это не работа, которая совершается по инструкции, здесь – другое. Для Церкви, и вообще, для нашего общества «молодежь» — это новое понятие. Буквально 100-150 лет назад никто не задумывался о том, что есть какая-то специальная формация или социальный статус под названием «молодежь». Человек рос в послушании своим родителям, потом становился старше, женился, возлагал на себя ответственность за свою семью, вступал в какие-то отношения с другими людьми, шел в бой, то есть становился уже взрослым человеком. Когда он был маленьким, то нес ответственность перед родителями, когда становился взрослым, нес ответственность перед обществом.

Когда наше общество вступило в период ослабления, разрушения семейных устоев, когда молодые люди стали противоставлять себя своей семье, входить с ней в конфликт, появилось такое понятие как «молодежь» — некая социальная группа, имеющая собственную субкультуру, понятия, интересы и пр. Это факт, и здесь ничего нельзя исправить. Люди, которые уже не несут ответственность перед своими родителями, не обязаны их слушаться в силу своего возраста, но при этом они еще не создали свою семью и находятся в свободном состоянии. Они сформировали свою собственную культуру, свой собственный формат общения, язык.

Именно ХХ век стал тем периодом, когда у Церкви возникла необходимость обращаться к молодежи на понятном ей языке. Можно сказать, что это была апостольская задача: апостолы получили дар языков, чтобы быть понятными людям любой культуры, любого духовного уровня развития. И сейчас перед нами стоит такая задача – обращаться к этому «народу», говорящему на своем языке, живущем в своем культурном пространстве. Но вместе с тем ХХ век был переполнен различными катаклизмами, и времени подумать о том, как воспитывать молодежь, было очень мало. Поэтому сейчас мы находимся в состоянии поиска.

Наша Церковь – это Церковь Предания. Прежде чем что-то       сделать, мы смотрим на то, как делали предки, наши предшественники. А в плане молодежно-миссионерской работы у нас практически нет предания, поэтому сейчас Церковь в лице тех, кто занимается молодежной работой, постоянно ищет: в одной епархии одним образом ведется молодежная работа, во второй – по-другому. Это зависит от того, какой имеется контингент молодых людей, а так же от того, какие люди ведут эту работу. В каждом случае свой подход. Поэтому, традиционные для нашего времени споры о том, что кто-либо       неправильно, не так как нужно работает с молодежью, не имеют под собой серьезного основания, и поэтому часто ничем результативным не завершаются.

Когда миссионер идет вперед, он не знает, что его ждет. Он переселится в другую страну, и как там сложится его судьба, как люди будут его слушать, будут враждовать с ним или дружить — это неизвестно. Он будет подстраиваться под местных жителей, пытаться быть им понятным, он будет стараться доносить им то, ради чего к ним пришел. Так и в работе с молодежью — основная задача это поиск. Причем, чем больше этим занимаешься, тем масштаб этой задачи становится более очевидным.

Даже внутри молодежи, как отдельной культуры, существует много формаций, много субкультур, направлений. Существуют в ней и разные уровни отношения к Церкви: от лояльных, интересующихся людей до совершенно воинствующих. Поэтому это, действительно, поиск.

Когда человек приходит в Церковь, у него появляется восторженность, желание все в своей жизни поменять, отключиться от этого мира, в котором раньше жил, общаться только с православными, верующими людьми, быть в их среде. Возникает замкнутость и ощущение того, что все эти нецерковные люди вообще не нужны – пусть они там сами спасаются, а мы тут такие классные, православные, у нас общие интересы, мы пьем вместе чай, занимаемся чем-то       вместе, молимся. На какой-то момент времени и у меня в свое время произошел такой отрыв, и внешняя молодежь казалась мне чем-то       неинтересным. А сейчас за последние два – три года по роду своего служения мне приходится сталкиваться близко с молодежью нецерковной, не понимающей ничего ни в духовной жизни, ни в Церкви. И я для себя с большим удивлением обнаружил как много сегодня просто хороших молодых людей, таких, которым нужно только немного помочь, направить, и они сами пойдут в правильном направлении.

Удивительно, но в 90-е годы, которые называют «лихими», когда, как говорят, все было так плохо, безнравственно, выросло много молодых людей с четкими понятиями, убеждениями. И им нужно просто показать, что есть другая жизнь. Даже если они впадают в какие-то искушения, которыми сейчас живет мир, им просто нужно показать, что есть что-то       другое. И для этого нужно много наших людей, готовых показывать другое. Вот это было для меня открытием.