Слово по окончании Божественной литургии в Неделю 5-ю Великого поста, день памяти преподобной Марии Египетской, в Ростовском кафедральном соборе Рождества Пресвятой Богородицы

Официальный сайт Ростовской-на-Дону епархии
Слово по окончании Божественной литургии в Неделю 5-ю Великого поста, день памяти преподобной Марии Египетской, в Ростовском кафедральном соборе Рождества Пресвятой Богородицы
10 апреля 2022 95

«Всех вас, возлюбленные отцы, братья и сестры, приветствую с воскресным днем, а причастников поздравляю с принятием Святых Христовых Тайн!

Мы с вами вступаем в последнюю неделю Святой Четыредесятницы, которая открывает перед нами Страстную седмицу, что посвящена спасительным Страстям Господа нашего Иисуса Христа. И вот, сегодня за Литургией в евангельском чтении от Марка мы слышали о том, как Господь идет в Иерусалим, направляясь на крестные страдания. Безусловно, это шествие в Иерусалим уже является подвигом.

Бывают разные подвиги. Иногда случается так, что человек в силу определенных обстоятельств отвечает на какое-то внешнее явление инстинктивной собранностью своих жизненных сил, реагируя предотвращением предстоящего бедствия, или рискует своею жизнью, спасая других людей. В такие моменты у человека нет времени для обдумывания своих поступков, он просто делает так, как, основываясь на внутреннем голосе совести, заложенной в него Самим Богом, должен поступить.

Но Господь, предвидя Свои страдания, говорит о них заранее Своим ученикам. Мы неоднократно слышали в течение этого поста слова из Евангелий, в которых Христос все более и более приоткрывает тайну своих грядущих испытаний. Господь говорит, что Ему надлежит идти в Иерусалим и пострадать там, потом Он пророчествует о Своей смерти (Мф., 16:21-28). И вот, наконец, сегодня, по пути в Иерусалим, говорит им о том, что Он будет предан, Его будут бить, истязать, Его распнут, и Ему предстоит умереть (Мк., 47:32-45). И что же ученики?.. А они, как и подобает народу, были заняты своими делами: шли за Ним, обсуждая какие-то проблемы, которые казались им более важными, чем слова Учителя. Евангелист повествует о том, что Иисус шел впереди один (Мк., 47:32). Рядом с Ним никого не было, Он был погружен в Свои мысли и в Свое одиночество.

Такие решения – идти на добровольные страдания – чаще всего человек принимает самостоятельно. Так было и у Спасителя. Ведь если бы Он советовался со Своими учениками или с кем бы то ни было еще, то, безусловно, по человеческому рассуждению ответ был бы один: «Зачем Ты туда идешь? Для чего Тебе это надо? Остановись! Мы ждем от Тебя совсем другого, ибо Ты говорил, что будешь Царем!»

Именно это и заботило в тот момент учеников. Не случайно братья Иаков и Иоанн Зеведеевы подошли ко Господу со столь странной просьбой: «Дай нам сесть у Тебя, одному по правую сторону, а другому по левую в славе Твоей» (Мк., 47:37). Но вопрос является странным для нас, ведь мы знаем логику приближения страданий. А ученики, в свою очередь, предполагали, что Христос, популярность Которого в тот момент была весьма велика, идет в Иерусалим, чтобы стать там Царем Израиля, Который дарует свободу и независимость еврейскому народу. Именно поэтому они и просят быть самыми близкими Его учениками, которые будут помогать Ему в дальнейшем управлении государством. Вероятнее всего, этой просьбе сопутствовали и человеческое тщеславие, и их относительное финансовое благополучие, которое они ощущали, как свое достоинство; а возможно и то, что Господь, удаляясь на молитвы, многократно призывал их вместе с Собою, и они чувствовали некую избранность перед другими.

И вот, этот вопрос братьев вывел Господа из состояния погруженности в уединенные размышления. Тогда в ответ на их просьбу Он спрашивает: «Можете ли пить чашу, которую Я пью, и креститься крещением, которым Я крещусь?» (Мк., 47:38). Эти Его слова, безусловно, являются образом, иносказанием: чаша – образ полноты предназначения, а крещение – образ всеобъемлющего погружения в скорби и болезни, неисчислимые страдания, печали и одиночество, оставленность от людей и грядущая оставленность от Бога, что уготованы Спасителю в скором будущем. А ученики, не понимая образного языка Иисуса, с уверенностью отвечают, что, конечно же, смогут, только бы им сесть справа и слева от Него… Господь видит, что, если Он продолжит что-то говорить далее, это все равно не будет воспринято верным образом, и тогда произносит слова, которые, вероятнее всего, отрезвили их разум: «Чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься; а дать сесть у Меня по правую сторону и по левую - не от Меня зависит, но кому уготовано» (Мк., 47:39-40).

Мы часто просим у Бога совсем не то, что необходимо для нашего спасения. Могу предположить, что Господь не осуждает нас за наши просьбы, а просто улыбается и говорит: «Что же вы, дорогие Мои, просите у Меня такое? Разве оно полезно для вас? Неужели это должно вас заботить?»

И вот, мы, что заканчиваем поприще Святой Четыредесятницы, чего просили у Бога, что искали в эти дни? Воздерживаясь в пище, принося на суд Божий свои согрешения, какую цель мы перед собою ставили? Я однажды спросил об этом у людей не совсем воцерковленных, а они ответили: «Конечно же, райское блаженство!» Я был весьма обескуражен этим ответом. Ведь задумайтесь: человек ищет, бесконечно прикладывая все свои жизненные силы, в том числе и физические, пути в Рай. Но ведь Господь пребывает везде, Он даже сошел во ад, и нет места, где бы Бог не присутствовал. Неужели «место в Раю» больше всего заботит нас? Необходимо понимать одну простую истину: без Бога даже в Раю нет никакого блаженства. Рай без Бога – и есть ад.

Потому отмечу, что время еще есть для того, чтобы, размышляя о своей жизни и о всем том, во что мы погружаемся, подобно ученикам Христовым в сегодняшнем Евангелии, – подумать, что мы хотим обрести, и кого мы ищем? Действительно ли место в Раю, или, быть может, возможность «проскочить» мимо дверей ада? Или все-таки мы в жизни своей ищем Живого Бога, близость Которого к нам – где бы мы ни находились – сделает нашу жизнь исполненной света и радости? А жить только лишь для того, чтобы приоткрыть дверь в сад Эдемский, не стоит. Но стоит жить для того, чтобы стяжать милость и любовь Божию; чувствовать, что Бог рядом с тобой, что Он никогда тебя не оставляет, слышит твое воздыхание и твои просьбы, даже тогда, когда ты не формулируешь их словами, ведь Он знает, что потребно твоему сердцу. Именно в этот момент происходит удивительное духовное чудо в жизни человека: он начинает ощущать, что даже идя на страдания, он идет не один, а вместе со Христом, Который только и может вывести его из этого состояния.

Мы, к сожалению, редко поднимаем свои взоры на Крест Господень, но лишь смотрим себе под ноги. Быть может это происходит потому, что нам свойственно более заботиться о пище телесной, нежели о пище духовной.

 Но мы забываем один из основных принципов христианской жизни: «Взыщите Бога, и жива будет душа ваша» (Пс., 68:33). Какие удивительные слова, которые, вероятнее всего, должны быть эпиграфом ко всему нашему времени постному! У нас осталась еще одна седмица для того, чтобы подготовить себя к неделе воспоминаний Страстей Христовых, пройти ее вместе со Христом: не просто наблюдая со стороны, не просто ожидая Его воцарения и возможности сесть с Ним рядом, как хотели этого ученики; не просто ожидая каких-то мирских благ, освобождения, независимости или еще чего-то подобного, чего желал от Христа еврейский народ… Но желать, стремиться и просить единства с Богом в нашей земной юдоли, дабы не разлучаться с Ним и в вечной и спасительной Его Пасхе. Аминь».