Слово за Литургией Преждеосвященных Даров в день общего говения духовенства Ростовской епархии

Официальный сайт Ростовской-на-Дону епархии
Слово за Литургией Преждеосвященных Даров в день общего говения духовенства Ростовской епархии
27 марта 2024 632

«Ваши Преосвященства, Высокопреподобия и Преподобия, дорогие братья и сестры!

По милости Божией мы собрались под сводами этого величественного храма для того, чтобы совершить соборную молитву во дни Великого поста, принести Богу покаяние, укрепить себя причастием Святых, Божественных, Животворящих и спасительных Христовых Таин. Это самое необходимое и важное делание, которое предписывает нам Святая Церковь совершать во дни Святой Четыредесятницы.

Когда мы на минувшей неделе читали с вами покаянный канон святого Андрея Критского, то слышали в нем замечательные, прекрасные, поэтические, высокие и духовные слова, обращенные к собственной душе: «Праведным убо поревнуй, грешных же отвращайся и умилостиви Христа молитвами же и пощеньми, и чистотою, и говением». Эти хорошо знакомые слова напоминают нам о том, что пост и говение – разные аспекты духовной жизни, иначе преподобный Андрей не упомянул бы их вместе. Снискание милости Божией осуществляется многими способами, но основные из них преподобный указывает нам в этих текстах. Важно обратить внимание, что в представлении святого автора пост и говение – это не одно и то же. Но зачастую, когда мы говорим, что собираемся говеть, то в повседневном нашем восприятии это ассоциируется с воздержанием от скоромной пищи. Но, как мы говорили во время подготовительных к посту недель, а также в день Прощеного воскресенья, воздержание в пище или смена рациона – это далеко не все, чем должен быть обозначен настоящий, истинный христианский пост, но без духовного наполнения он превращается лишь в диету. Пост – это нечто большее.

И вот, преподобный Андрей подчеркивает, что пост – это средство, необходимое для подготовки души к принятию Святых Христовых Таин. При этом он напоминаем отдельно и о говении, которое мы сегодня, дорогие архипастыри, пастыри, братья и сестры, надеюсь, вместе и совершим.

Если обратить пристальное свое внимание на это слово, то чаще мы употребляем другое однокоренное слово: благоговение. И для того, чтобы лучше понять, что такое говение, нужно обратиться к тому понятию, о котором я очень часто говорю людям, коих рукополагаю во священный сан, во время их диаконской хиротонии.

Благоговение. Благоговейным должен быть и пресвитер, и диакон, и вообще всякий христианин.

Но что означает быть благоговейным перед Богом? Это значит не проявлять дерзости, самоволия, своеволия, иметь терпение, и, наконец, уметь быть внимательным и молчаливым. Церковь с древности использовала, в том числе, и в монашеских, и в приходских практиках такую форму собрания верующих, когда люди приходили на общее говение не только для того, чтобы совершить общую молитву, но и для того, чтобы вместе приготовиться к принятию Святых Таин. А для этого нужно быть очень внимательным к себе.

Вообще вся наша жизнь, по слову, в частности, владыки митрополита Антония Сурожского, наполнена поверхностным восприятием. И правда, мы часто воспринимаем все происходящее весьма и весьма невнимательно: знакомства с людьми, обстоятельства, успехи или разочарования – мы приписываем то воле случая, то внешним случайным факторам, то злому року… Даже судьбоносные встречи с людьми, которые, несомненно, значительно влияют на наши жизни, мы воспринимаем как нечто поверхностное, не требующее особого внимания и размышления. Обратите внимание даже на то, как мы ведем себя во время разговора, пытаясь спрятать свои глаза от собеседника, не пересечься с ним взглядом. Ведь мы понимаем, что если это произойдет, то мы коснемся внутреннего состояния человека, а он в ответ увидит наше. А через этот взгляд мы открываем для себя нечто весьма сокровенное в людях и, конечно, в себе самих. Но вот желание открыть это сокровенное в себе для других – имеем мы или нет? Для этого как раз-таки человек и должен быть крайне внимателен к себе.

Таковое глубокое рассуждение о своей жизни и называется говением. И, безусловно, это говение, рассуждение не может происходить, когда человек поверхностно относится к собственному земному бытию, когда он, проще сказать, рассеян, пустословит, невнимателен ни в молитве, ни в суждениях. И мы, к великому сожалению, очень часто встречаемся с тем обстоятельством, что, уходя со службы, многие и священнослужители, и миряне выходят из храма и говорят: «Помолился сегодня в храме, но было как-то тяжело, безрадостно!». Почему так случается? Потому что мы используем время в храме не для общения с Богом, а для пустого, ненужного, неуместного разговора с человеком. Все это и приводит отнюдь не к возвышению духа над мирской суетой от слов молитв и Священного Писания, но к внутренней пустоте, раздраю, измождению, хаосу в душе и в мыслях.

Вот, это невнимание является явным свидетельством неблагоговейного, невнимательного отношения к Богу; это означает, что все, что говорит нам Господь через Церковь и Писание, мы воспринимаем поверхностно. А коль скоро это так происходит, то о каких этапах духовного возрастания можно говорить? На какие результаты в этом случае можно рассчитывать? Лишь на духовное опустошение, изнемождение и расслабленность, что приведут затем к праздности и к унынию. А эту пустоту потом уже ничем не заполнить…

И, наоборот, думаю, что у каждого из предстоящих здесь людей был иной, замечательный, благословенный духовный опыт, когда со вниманием и благоговением отнесясь к богослужению, в безмолвии и сердечном внимании Господь открывал нам Себя, даровал Свою Божественную силу, называемую благодатью, а выходя из храмов, мы выносили радость встречи с Богом в своем пламенеющем сердце.

Говение – это внутренний, глубокий анализ себя в молчании и сравнение своей жизни с тем, что предписывает Святая Церковь.

И мы должны сегодня помнить, что когда человек находится один в пустом храме, молчаливо и благоговейно предстоя пред Господом, то, безусловно, его сердце радуется и трепещет от того, что Бог ему открывает. Но когда это происходит соборно – когда собратья находятся рядом, затворив свои уста для празднословия и многословия совершают этот подвиг говения, внутреннего осмысления и сердечного покаяния – то, конечно, такая молитва приносит во много крат больший результат и во многом большую духовную радость.

Желаю всем нам совершить именно такое говение в этот святой день.»