На Старом кладбище Новочеркасска освящены купол и кресты восстанавливающейся часовни во имя Августовской иконы Божией Матери

На Старом кладбище Новочеркасска освящены купол и кресты восстанавливающейся часовни во имя Августовской иконы Божией Матери
11.04.2024 242

10 апреля 2024 года благочинным приходов Новочеркасского округа протоиереем Олегом Добринским был совершен чин освящения купола и крестов восстанавливающейся часовни во имя Августовской иконы Божией Матери на Старом городском кладбище Новочеркасска.

На богослужении молились настоятель Димитриевского храма протоиерей Герман Киселев, духовенство Новочеркасского благочиния, начальник Управления образования администрации города Новочеркасска Елена Салтыкова, проректор ЮРГПУ (НПИ) Евгений Журченко, председатель Совета ветеранов Виктор Буров, атаман Новочеркасского казачьего округа ВВД Андрей Демченко, атаман станицы «Верхняя» Юрий Рущенко, сотрудники администрации города Новочеркасска, казаки станицы «Платовская» ЮРГПУ (НПИ), члены Общественной палаты города, учащиеся и преподаватели школ казачьей столицы и прихожане храма.

Первоначально кладбищенская часовня была построена в 1892 году и выполняла функции сохранения тел усопших, привезенных к вечернему богослужению и для отпевания и погребения на следующий день. Усыпальница выполняла свою функцию около тридцати лет и была частично порушена, вероятнее всего, после 1931 года. Именно в это время началось планомерное уничтожение старого городского кладбища. К началу 2000-х годов от строения оставались практически только руины.

Инициативой и старанием настоятеля кладбищенского Димитриевского храма протоиерея Германа Киселева были проведены работы по поиску исторической строительной документации и начаты работы по восстановлению часовни. Немалую помощь в осуществлении данного проекта оказал ныне почивший историк-краевед Евгений Халдаев.

Все работы ведутся на средства прихожан и жертвователей, тех, кто чувствует свою причастность к корням казачьей столицы.

Кресты для купола верхней части часовни, а также инженерная конструкция навершия и купола выполнены фирмой «Грант» города Волгодонска.

При совершении освящения благочинный приходов Новочеркасского округа протоиерей Олег Добринский отметил: «Всю полноту внутренней культуры народа можно увидеть по состоянию кладбищ, тем более старых, где покоятся знаковые для нации личности. Воспоминания многих шагнувших в вечность новочеркасцев о нашем некрополе дореволюционных лет передают о его исключительной красоте и ухоженности. Все это закончилось с советским периодом. Разруха в умах и сердцах до сего дня видна по нашим кладбищам… Не могу не привести слов приснопамятного патриарха Алексия II: «Если наш народ не найдет Бога, он не найдет ни покоя, ни счастья, ни благополучия». Благодарение Господу и низкий поклон отцу Герману и его соработникам за совершаемое благородное дело. Именно на таком должны воспитываться и возрастать дети».


В Государственном Архиве Ростовской области (ГАРО) хранится Дело по отношению «Комитета по управлению гор. Новочеркасском. Областного Правления о построении общественной усыпальницы при Новочеркасском городском кладбище» [Фонд 227 описи 1 Дела 475 (фото №1 прил.)].

Из материалов «Дела» следует, что в 1891 году Областным Правлением Войска Донского был получен циркуляр Министерства Внутренних дел, содержащий «распоряжение к устройству усыпальницы при городском кладбище» (лист 001 об.).

Для выполнения этого циркуляра городскому архитектору был представлен типовой план сельской усыпальницы, вмещавшей три гроба. Было предложено «применительно к этому проекту составить чертёж и сметное соображение на постройку таковой усыпальницы на Новочеркасском городском кладбище в таком размере, чтобы в ней одновременно можно было поставить 6 гробов» (лист.2 и 2 об.).

Усыпальница строилась для хранения гробов с покойниками, привезёнными для отпевания в кладбищенскую церковь во имя Димитрия Солунского и последующим захоронением на городском кладбище. Строение выполняло роль своеобразного защитного фильтра, препятствующего переносу инфекционных заболеваний, весьма распространённых в конце ХIX века. Благодаря ему гроб с телом усопшего находился в помещении храма лишь непродолжительное время при отпевании и опасность заражения была минимальна. Именно этим соображением руководствовался Комитет по управлению г. Новочеркасском, «признавая целесообразным построить усыпальницу на городском кладбище в виду несомненной её пользы в санитарном отношении».

Очевидно, что усыпальница являлась частью кладбищенской церкви и обслуживалась её священниками, находилась под охраной церковного сторожа. В то же время, денежное содержание указанные лица получали из городской казны. Так, в 1889 году в Новочеркасский городовой комитет было направлено следующее прошение: «Донская консистория покорнейше просит Новочеркасский городовой комитет сделать распоряжение об отпуске Консистории 635р.50к. для выдачи духовенству Новочеркасским приходским и кладбищенской церкви в содержание за первую половину текущего года» (фонд 227 оп.1. д.394 л.1).

Именно поэтому расходы на строительство усыпальницы были отнесены на сумму, образовавшуюся из дохода от городского кладбища, составлявшую к 1 ноября 1891 г. 3361 р.72 к. (л.22).

1 ноября 1891 г. городской архитектор представил план усыпальницы  и смету на её строительство (л.6).

10 декабря 1891 г. в Комитете по управлению гор. Новочеркасском состоялись торги на постройку кирпичной усыпальницы на Новочеркасском городском кладбище на сумму по смете 807 руб.13 коп. (л.24).

Подряд на строительство усыпальницы в результате торгов получил купец П.Н. Кирюнин, предложивший меньшую сумму – 720 руб. серебром (л.31).

Весной 1892 года началось строительство, а «10 июня Городской Архитектор имел честь донести Комитету, что постройка усыпальницы на городском кладбище подрядчиком Кирюниным закончена».

Построенное здание имело следующие размеры:

длина - 2,40 сажени, ширина - 1, 9 саж., высота - 2,16 саж. (л.8 об.);

что в современной мере длины (метрах) составляет:

длина - 5,1 м, ширина - 4,04 м, высота - 4,6 м.

Усыпальница выполняла свою функцию около тридцати лет и была частично порушена, вероятнее всего, после 1931 года. Именно в это время началось планомерное уничтожение старого городского кладбища. В результате строение утратило позолоченные главки с пятью крестами, крышу, часть верхней кладки стен, дверь, оконные рамы. Окна впоследствии были заложены кирпичом. Усыпальница утратила свою функцию и использовалась администрацией кладбища как складское помещение.

                                                       

  Халдаев Е.В.,

                                                                               краевед, член Союза журналистов России

 

 


Галерея